. Дубна: 1 oC
Дата 30.11.2020
rss vk ok fb twitter

Бомбический взгляд на прошлое

Фильм «Бомба» стал одним из немногих российских фильмов, где показывают трудовую жизнь и трудовой подвиг наших сограждан. Очень радует, что такие фильмы наконец появились.

Многосерийный фильм «Бомба» очень похож на столь же добротный сериал «Частица Вселенной». Видимо потому, что обе картины продюсировал Валерий Тодоровский. Прослеживаются очевидные параллели в развитии сюжета, в центральной любовной истории «на троих», в характерах главных героев и даже в музыкальной теме.

Секретные некогда физики, чья жизнь и работа показаны в фильме «Бомба», за последние тридцать лет стали широко известны некоторыми острыми моментами своей биографии. Видимо, поэтому один из главных героев картины Миша Рубин соединил в себе биографические факты и черты характера как минимум трех великих советских физиков: Льва Ландау, Георгия Флерова и Виталия Гинзбурга.

Это Ландау был посажен в тюрьму НКВД по политическому делу и был оттуда вызволен, будучи взятым на поруки академиком Петром Капицей. Правда, Ландау был посажен не в 1941 году, как кинематографический Миша Рубин, а в 1938 году. И отсидел год в тюрьме, а не четыре года в лагере.

Это Ландау был учеником Нильса Бора, работал с ним в конце 1920-х – начале 1930-х годов, будучи командирован за границу Советским Союзом.

Но не Ландау ездил к Бору в Копенгаген для получения сведений о работах американцев над ядерной бомбой. Эта операция советской разведки была проведена не в 1946 году, как показано в фильме, а в 1945-м. И посылали к Бору молодого советского физика Якова Терлецкого. Как это было, он рассказал в своих воспоминаниях.

Женат на девушке, приговоренной в 1945 году к трем годам лагерей и выпущенной в 1945 году по амнистии, был Виталий Гинзбург. Он познакомился с Ниной Ермаковой (так звали девушку) в городе Горьком, где он тогда работал, а она училась.

Писал письмо Сталину о необходимости срочно возобновить ядерные исследования Георгий Флеров в 1942 году. Он же в 1949 году во ВНИИЭФ в Сарове предпринял первую экспериментальную попытку оценить критическую массу металлического плутония путем сближения двух плутониевых полусфер на «египетской технике». Попытка закончилась благополучно, без всяких аварий.

Все три великих физика благополучно пережили испытания первой советской атомной бомбы. Академик Лев Давидович Ландау стал Нобелевским лауреатом и умер в 1968 году после долгого лечения последствий тяжелой автомобильной аварии, в которую он попал в январе 1962 года, выезжая из Москвы в Дубну.

Академик Виталий Лазаревич Гинзбург тоже стал Нобелевским лауреатом и прожил 93 года, покинув нас в 2009 году.

Академик Георгий Николаевич Флеров дополнил таблицу Менделеева тремя новыми химическими элементами, синтезировав их в своей Лаборатории ядерных реакций Объединенного института ядерных исследований, прожил 77 лет и ушел от нас в 1990 году. Его именем назван открытый в Дубне командой академика Оганесяна химический элемент №114 – флеровий.

Яков Петрович Терлецкий с 1952 по 1956 год руководил отделом теоретической физики Института ядерных проблем АН СССР в Дубне. Это был институт, из которого в 1956 году путем его слияния с Гидротехнической лабораторией образовался Объединенный институт ядерных исследований. Яков Петрович прожил 81 год и до самого конца жизни (до 1993 года) возглавлял созданную им кафедру теоретической физики в Университете дружбы народов.

А аварийный инцидент со сближением сфер для достижения критической массы произошел не в Сарове, а в американском Лос-Аламосе. Причем дважды – 21 августа 1945 года и 21 мая 1946 года.

В первой аварии погиб один экспериментатор, работавший со сферой с отражателем из карбида вольфрама. Он уронил кирпич отражателя на центр сборки из плутония.

Во второй аварии погиб экспериментатор, уронивший отвертку, которая разделяла бериллиевые полусферы отражателя. Это был выходец из России, канадский физик Луис Злотин. Семь человек, присутствовавших при аварии были облучены.

Именно в аварии со Злотиным была замечена показанная в фильме «Бомба» вспышка синего черенковского излучения. Именно Злотин получил летальную дозу облучения и сказал о себе «Я думаю, я приговорён» («I think I'm done for»). Он умер через 9 дней после облучения в инциденте с полусферами от острой лучевой болезни в кишечной форме.

Возможно, этот яркий драматический эпизод авторы фильма «Бомба» решили добавить к советскому персонажу, чтобы объединить советские и американские атомные проекты. А может, это была идея Валерия Тодоровского, о котором пишут, что он давно и постоянно живет в США.

Однако именно этот эпизод и его странная трагическая концовка, когда обреченный острой лучевой болезнью Миша Рубин остается при всеобщем молчании на территории, где взрывают атомную бомбу, почему-то звучит диссонансом ко всему показанному в фильме.

Комментарии

 
Комментариев пока нет
Already Registered? Login Here
Гость
30.11.2020