Иногда бывают такие моменты, когда хочется ни о чём не думать, никуда не спешить, ничего не делать, а только созерцать и получать от этого удовольствие. «Вылазки» на природу, когда недалеко и ненадолго, становятся всё сложнее. Дачникам проще: приехали на свои шесть или …дцать соток, спрятались за высоким забором и «никого не вижу, ничего не слышу, знать не знаю». Не жалею о том, что нет дачи, а жалею о том, что наше Подмосковье с каждым годом превращается либо в зоны, отгороженные шлагбаумами, высокими заборами от «посторонних», когда все подходы к воде перекрыты, причём это незаконно, но никто ничего, похоже, предпринимать не собирается, либо превращены в мусорные свалки, которые оставляют после себя «любители» природы.А если удаётся найти более-менее нормальное место, чтобы посидеть с книжкой, порыбачить в спокойной обстановке, то поблизости очень часто оказывается какая-нибудь развесёлая компания, которая говорит только матом (русский мат– ещё один предмет гордости квасных патриотов) и считает, что окружающие без ума от радио «Шансон», и все специально приезжают на природу, чтобы послушать очередного Гришу Костерка. И всё-таки пока ещё, к счастью, случается найти места, где и белые облака по синему небу, и шмели над цветочками деловито жужжат, и рыба плещется в речке, и лес совсем не страшный… И твоя физиономия неожиданно расплывается в счастливой, немного глуповатой улыбке.

Иногда бывают такие моменты, когда хочется ни о чём не думать, никуда не спешить, ничего не делать, а только созерцать и получать от этого удовольствие. «Вылазки» на природу, когда недалеко и ненадолго, становятся всё сложнее. Дачникам проще: приехали на свои шесть или …дцать соток, спрятались за высоким забором и «никого не вижу, ничего не слышу, знать не знаю». Не жалею о том, что нет дачи, а жалею о том, что наше Подмосковье с каждым годом превращается либо в зоны, отгороженные шлагбаумами, высокими заборами от «посторонних», когда все подходы к воде перекрыты, причём это незаконно, но никто ничего, похоже, предпринимать не собирается, либо превращены в мусорные свалки, которые оставляют после себя «любители» природы.А если удаётся найти более-менее нормальное место, чтобы посидеть с книжкой, порыбачить в спокойной обстановке, то поблизости очень часто оказывается какая-нибудь развесёлая компания, которая говорит только матом (русский мат– ещё один предмет гордости квасных патриотов) и считает, что окружающие без ума от радио «Шансон», и все специально приезжают на природу, чтобы послушать очередного Гришу Костерка. И всё-таки пока ещё, к счастью, случается найти места, где и белые облака по синему небу, и шмели над цветочками деловито жужжат, и рыба плещется в речке, и лес совсем не страшный… И твоя физиономия неожиданно расплывается в счастливой, немного глуповатой улыбке.