. Дубна: 10 oC
Дата 01.10.2020

055 161

Все чаще ловлю себя на том, что не хочу заходить в автобус, в котором едет молодежь. Нет, не потому, что место не уступают.

По другой причине. Если молодежь начинает разговор, то непременно матерится. Даже если собеседница – девушка. Нет, они не пьяные, совершенно трезвые – просто среди юных нынче не считается зазорным выражаться нецензурно. Напротив, это своего рода признак продвинутости. 

Дико видеть, как нежная и прекрасная, словно весенний цветок, девушка произносит своими юными губками грубые слова. Так запросто, так естественно. На днях мне опять не повезло. Сзади сели два друга, завели беседу. Что ни слово, то мат. А говорили о вещах довольно мирных и даже маму поминали (в прямом, а не в нецензурном смысле). Из разговора выяснилось, что оба – девятиклассники и спортсмены. Долго я крепилась (злилась, негодовала, возмущалась – но про себя!), а потом все-таки набралась духу. Повернулась и сделала замечание. Думала, пошлют куда подальше. Нет. Извинились и перестали материться. И весь оставшийся путь я ехала в напряжении, все ждала, вдруг возобновят матерщину. Что мне тогда делать? Автобус битком набит, но ведь никто меня не поддержал, когда я подросткам-матерщинникам замечание сделала. И кондукторша тут же была. Тоже ничего не сказала. Да я не осуждаю, сама такая же малодушная, нет у меня сил на противостояние, зато на злость сил хватает. Понимаю, что по-доброму надо делать внушения, но внутри, словно бес сидит, так и подмывает наорать, а то и по шлепка дать по губам. Если бы не боялась, что сдачу получу, непременно шлепнула бы. Спрашивается, чего же я хочу от юных, если сама так злобно и агрессивно настроена по отношению к ним? Ведь спрос за них именно с нас, взрослых. Это же мы допустили, что матерщина пробралась в книги, на страницы газет и на телеэкраны. Эта зараза неистребима, но загнать её в границы табу можно. Этого нужно захотеть. Нужно потратить силы, нервы, нужно пораскинуть мозгами, каким образом эти границы выстраивать. Плюнуть на все это, разумеется, гораздо легче.


Неприятно, что в школах мат тоже прописался. Не так давно присутствовала на посадке саженцев. Гурьба ребят из нескольких классов в выражениях не стеснялась. Учительницы были тут же, но делали вид, что не слышат…


Дело настолько далеко зашло, что правительство вынуждено принять закон о недопущении нецензурных слов в СМИ. Как сказала моя родственница – женщина воспитанная, дикость какая, что в стране Достоевского и Толстого требуется вмешательство государства, чтобы защитить язык от мата. Правда, Достоевский и Толстой жили в другой стране. Увы, те хорошие традиции нами потеряны, а чтобы новые плохие окончательно не прописались, государство обязано вмешаться. Давно должно было вмешаться. Кстати, за нецензурную брань в общественных местах в советское время штрафовали, потому матерщинники придерживали язык в транспорте.


Матерная брань вовсе не безобидна, как может показаться. Сократ говорил: заговори, чтоб я тебя увидел. А Демокрит называл слово тенью дела. Понятно, что один запрет ругаться матом не поможет. С пеленок надо так воспитывать, чтоб нехорошее слово застревало в горле, чтобы прочно привились навыки противостояния пороку.
… Жду автобус на конечной остановке на улице Березняка. Тут же стоят такси. Таксисты общаются через открытые настежь двери – что ни слово, то мат. Слышно на всю автобусную площадку. Тут же дети, подростки. Правда, подростки все как один с наушниками – музыку слушают. А что – выход! Заткнуть уши и стать одной из тех трех обезьян (одна с закрытым ртом, другая с закрытыми глазами, третья с заткнутыми ушами), которые символизируют равнодушие…

Добавить комментарий

Комментарии не должны оскорблять автора текста и других комментаторов. Содержание комментария должно быть конкретным, написанным в вежливой форме и относящимся исключительно к комментируемому тексту.


Защитный код
Обновить