. Дубна: 16 oC
Дата 23.09.2020

Великое историческое событие 12 декабря произошло в Объединенном институте ядерных исследований. Его освещали все ведущие телеканалы нашей страны.

Кто помнит фамилии всех нобелевских лауреатов хотя бы по физике? Их 203 на декабрь 2016 года.

Нобелевских лауреатов по химии на сегодняшний день – 175.

А химических элементов в таблице Менделеева к нынешнему дню открыто 118.

Сто восемнадцатый элемент таблицы Менделеева назвали оганесоном, по имени автора открытия – академика Юрия Оганесяна. Его имя будут знать все школьники мира, которые потом станут взрослыми. Как знают все нынешние и бывшие школьники мира имя Дмитрия Ивановича Менделеева.

Факту признания открытия оганесона (№118), московия (№115), теннессина (№117) и нихония (№113) посвятили сегодня историческую пресс-конференцию на месте выдающихся открытий – в Лаборатории ядерных реакций имени Флерова.

За столом, на узкой сцене конференц-зала ЛЯР ОИЯИ, под прицелом телекамер всех федеральных каналов телевидения сидели трое: академик Юрий Оганесян, академик Виктор Матвеев, профессор Сергей Дмитриев. Все трое скрывали волнение.

Описать словами за несколько минут надо было то, что делалось здесь минимум двадцать пять – максимум шестьдесят последних лет.

«За эти 60 лет в стенах этой Лаборатории, в стенах нашего института, усилиями интернациональных коллективов Лаборатории открыты 11 сверхтяжелых элементов, доселе неизвестных миру, неизвестных науке, и это, конечно, выдающийся результат», – начал пресс-конференцию директор Объединенного института ядерных исследований Виктор Матвеев.

Созданы 11 химических элементов, которых нет в природе. Как в двух словах рассказать о том, что это была за работа?

Академик Матвеев сказал так:

– Сформулированные в Лаборатории ядерных реакций научные идеи и технические решения – выдающиеся. Синтез сверхтяжелых элементов – одна из ключевых проблем современной фундаментальной ядерной физики.

Академика Георгия Николаевича Флерова, с которого начинался синтез элементов в Дубне, директор ОИЯИ назвал легендой. Академика Юрия Цолаковича Оганесяна – преемником и последователем Флерова.

Флеров создал Лабораторию ядерных реакций, чтобы открыть свой путь к новым химическим элементам. Лидерами синтеза тогда были американцы. К тому времени они синтезировали элемент №103 (а группа Флерова – №102) и завершили им ряд элементов-актиноидов в таблице Менделеева. Каким должен быть следующий, сто четвертый элемент, и куда его поместить в таблице Менделеева, никто не знал. Предполагалось, что жизнь номера 104 будет столь коротка, что исследовать его химические свойства будет невозможно.

В 1964 году в Лаборатории Флерова 104-й появился на свет. Создатели назвали его «курчатовий» в честь Игоря Васильевича Курчатова. Под этим названием его запомнили все школьники СССР.

Американской группе Сиборга и Гиорсо элемент №104 удалось получить лишь спустя пять лет – в 1969 году. Американские коллеги Флерова назвали наш курчатовий резерфордием.  

Сто пятый «дубний» мы уже никому не отдали. И уверенно пошли своим курсом: 106, 107, 108, 113, 114, 115, 116, 117, 118! Одиннадцать элементов за 46 лет.  Шесть последних – под руководством Юрия Оганесяна.

– Это правда, что элемент №113, названный нихонием, в Дубне был получен раньше, чем в Японии, в честь которой он назван? – поинтересовались журналисты на пресс-конференции в ЛЯР.

Директор ЛЯР Сергей Дмитриев отвечал, улыбаясь:

– Мы раньше синтезировали 113 элемент и раньше опубликовали наш результат. И ядер 113 элемента получили в десять раз больше. Потому что использовали более современный метод синтеза, чем японцы...Понимаете, с начала XXIвека в Дубне синтезированы семь элементов из семи открытых в мире...

"Не ищите сверхчувств", - посоветовал академик ОганесянНесколько раз журналисты терзали Юрия Цолаковича Оганесяна вопросом, что он чувствует, видя в таблице Менделеева элемент оганесон, названный в честь него.

– Не ищите сверхчувств. – посоветовал Юрий Цолакович. – Когда называют в честь великих ученых, как например эйнштейний, соблюдают историческую дистанцию. А сейчас – не в честь, а просто потому, что человек занимался этим делом. Как закон Авогадро, как самолеты Туполева или Яковлева. Я благодарен своим коллегам и товарищам, с которыми прошел этот трудный путь. Мы безумно счастливы, когда появляется один атом нового элемента в день. Не важно, как назван элемент, важно, что он есть.

Директор ЛЯР Сергей Дмитриев с гордостью добавил:

– Наша Лаборатория – единственная в мире внесла в таблицу Менделеева два элемента, названные именами ее ученых: флеровий и оганесон. Сегодня она единственная в мире имеет научным руководителем ученого, именем которого при жизни назван химический элемент, – академика Оганесяна.

В обшем, ясно: попасть студенту или аспиранту в такую научную среду – подарок судьбы и огромная честь.

Кстати, академик Оганесян считает, что тем молодым ученым, которые успели набить шишки в своем деле, – цены нет. «Они когда набивают шишки, боли не чувствуют. Но и не уходят. Это бацилла», – рассудил он.

На фоне обновленной таблицы Менделеева с флеровием, московием и оганесоном Юрий Цолакович отвечал на вопросы окруживших его журналистов.

– Можно считать наши семь новых элементов XXI века реваншем за 104-й курчатовий? – спросила я его.

– Да. – согласился он. – Тогда именем Курчатова не хотели называть элементы. И именем Оппенгеймера. Из-за атомного проекта.

Спрашивали Юрия Цолаковича и о том, какую пользу принесут его новые сверхтяжелые элементы. Его ответ был таким:

– Уже приносят пользу технические новшества, которые понадобились, чтобы синтезировать эти элементы. 

 

Добавить комментарий

Комментарии не должны оскорблять автора текста и других комментаторов. Содержание комментария должно быть конкретным, написанным в вежливой форме и относящимся исключительно к комментируемому тексту.


Защитный код
Обновить