. Дубна: 3 oC
Дата 25.10.2020

110 лет со дня рождения выдающегося физика и организатора науки, члена-корреспондента АН СССР Дмитрия Ивановича Блохинцева – первого директора Объединенного института ядерных исследований исполнилось 11 января.

В честь этого юбилея 11 января в Лаборатории теоретической физики ОИЯИ состоялся торжественный научный семинар.

Накануне юбилея Научно-информационный отдел ОИЯИ выпустил краткую биографию

Дмитрия Ивановича Блохинцева «Человек эпохи Возрождения». Книгу на основе воспоминаний самого Дмитрия Ивановича, документов и воспоминаний его соратников составили А.А. Расторгуев и Е.П Шабалин.

Евгений Павлович Шабалин  – один из создателей исследовательского импульсного реактора на быстрых нейтронах ИБР-2.  Он пришел в ЛНФ ОИЯИ после окончания МИФИ в 1959 году и познакомился с Дмитрием Ивановичем Блохинцевым, работая над созданием еше первого, маленького ИБР. Идея создания ИБР принадлежит Д.И.Блохинцеву.

На торжественном семинаре Евгений Павлович поделился собственными интересными воспоминаниями о Дмитрии Ивановиче Блохинцеве и о воплощении его смелой идеи в Дубне.

Нобелевский лауреат, великий физик Нильс Бор, посещая реатор в Дубне сказал, что его могли построить только очень смелые люди. А другой нобелевский лауреат – великий физик и общественный деятель Фредерик Жолио-Кюри назвал ИБР тигром в клетке.

Мощность импульса реактора ИБР-2 равна мощности атомной электростанции. Так что ИБР-2 с момента своего создания сорок лет назад и по сегодняшний день стал самым интенсивным в мире источником нейтронов для физических исследований на выведенных пучках.

По словам Е.П.Шабалина, своей многолетней надежной работой уникальный исследовательский реактор ИБР-2 обязан концепцией Блохинцева-инженера. В этой концепции для осуществления дерзкой идеи получения мощного импульса нейтронов длительностью 100 микросекунд собраны и использованы проверенные технические решения.

Путь в науку Дмитрия Ивановича Блохинцева начался с детских фантазий. Он так и начал свою автобиографию, которую назвал «Автореферат»: «В детстве я любил фантазировать». История подводного корабля «Наутилус», ярко описанная Жюлем Верном, так увлекла юного гимназиста, что пылким воображением он превратил свою квартиру в «Таинственный остров», тщательно изобразив его детальный план. На «острове» мальчик собственноручно построил «Наутилус» почти метровой длины и оборудовал все его помещения в полном соответствии с описанием корабля в романе. Так возник интерес к технике. Причем интерес подробный, с проникновением в чертежи деталей самолетов, кораблей, автомобилей.

Первые шаги в науку были сделаны на фоне сложной прозы жизни. По причине безработицы с дипломом об окончании промышленно-экономического техникума целый год пришлось работать приемщиком посуды, сочетая этот труд в подвалах конторы «Азвин» с учебой на подготовительных курсах Военно-воздушной академии. В это же время семнадцатилетний юноша вступил в переписку с основателем космонавтики К.Э.Циолковским, самостоятельно изучил основы высшей математики, чтобы посвятить себя теории ракетостроения. «Переписка с К.Э.Циолковским дала мне не только толчок к дальнейшему увлечению идеей космического полета, но и приобщила меня к его мировоззрению, в основе которого лежало преклонение перед красотой Вселенной и ее гармонией», – вспоминает Дмитрий Иванович в своем автореферате.

И вот однажды он из газетных сообщений узнал о намерениях П.Л.Капицы, работавшего тогда в Кембридже у Резерфорда, расщепить атом сильными магнитными полями. «Эти новые и поразительные данные, – признается в своей книге ученый, – заставили меня переориентироваться, и в 1926 г., осенью я поступил не в Военно-воздушную академию, а на физический факультет Московского государственного университета. Физика, и особенно теоретическая физика, настолько увлекла меня, что я надолго забыл о своих мечтах о космических полетах на Луну и Марс».

Самостоятельный в суждениях пытливый юноша под руководством своего великого учителя И.Е.Тамма быстро вырос в крупного теоретика с широким кругозором и большой глубиной понимания проблем физики. Он ярко проявил себя в разных разделах физики – и в оптике, и  в акустике, и в теории полупроводников, и . Но самой большой любовью стала квантовая механика. «Мне было отрадно установить, – с восхищением пишет Блохинцев, – что квантовая механика лишает мир постного лика, который ему навязывал примитивный детерминизм. В свете этой науки весь мир предстает как азартная игра изобретательного случая».

Решающее значение случая в нашем видимом мире и отстаивал, будучи глубоким философом-материалистом, Дмитрий Иванович, в заочных спорах с великими физиками-основателями квантовой механики Н.Бором и В.Гейзенбергом и в дискуссии с их последователями – В.А.Фоком и Л.Яноши. «Случайность, столь характерная для микроявлений, обнаруживает себя и в макроскопическом мире», – утверждает он, изгоняя всякую мистику из толкования физических явлений.

Ученый, поэт и художник, он с разных точек зрения умел размышлять об устройстве нашего мира, целым спектром чувств ощущая еще не постигнутую тайну его красоты. «С юных лет ощущение и сознание того, что мы, люди, являемся частью Вселенной, частью ее Красоты и Тайны, –  мировосприятие, которому я обязан К.Э.Циолковскому, не покидало меня», – задумчиво объясняет то ли себе, то ли читателю Дмитрий Иванович Блохинцев, человек эпохи Возрождения.

 

Добавить комментарий

Комментарии не должны оскорблять автора текста и других комментаторов. Содержание комментария должно быть конкретным, написанным в вежливой форме и относящимся исключительно к комментируемому тексту.


Защитный код
Обновить