. Дубна: 9 oC
Дата 31.10.2020

055 108

Номер телефона Владимира Николаевича Комарова мне дали в совете ветеранов Дубны. Сказали, что Комаров - участник Великой Отечественной войны, капитан 1 ранга в отставке и необыкновенный человек. В его необыкновенности я стала убеждаться с первых минут знакомства.

Когда позвонила Владимиру Николаевичу, чтобы договориться о встрече, он молодым голосом предупредил, что по утрам ходит в бассейн, а вот после обеда свободен. 15 февраля этого года ему исполнилось 90 лет – а он 800-900 метров запросто проплывает каждый раз.

Когда открыл дверь квартиры, невольно воскликнула, что именно таким и представляла капитана – высоким, стройным с лучистыми голубыми глазами. Жена Елена Ахмедовна, его ровесница, на мой возглас, с улыбкой заметила, что с такой выправкой он вполне годился бы в морские адмиралы. Владимир Николаевич отшутился: с таким, мол, строптивым характером, адмиралами не становятся. Жена с ним не согласилась, добавила, что по характеру он замечательный,  и жизнь она с ним прожила хорошую – в следующем году будут праздновать 70-летие супружества. А заприметили они друг друга еще в 6 классе – вместе учились в школе в родном городе Новосибирске.

Морской завет

«Я с детства мечтал моряком стать, но не военным - а стал военным, чем горжусь и не жалею нисколько», - говорит Владимир Николаевич. Поправку в детскую мечту внесла война.

…Возвращались с однокашниками с прогулки, смеялись, шумели, а им с упреком: «Что расшумелись, война началась».

 «Мы считали, да и в песнях пелось, что врага победим сразу, но месяц прошел, второй, а война все не кончалась. Выучился на двухнедельных курсах на тракториста, два месяца урожай убирал. В конце сентября в 10-й класс пошел, а в октябре отправились с приятелем в военкомат на фронт проситься. Там ответили: «Надо будет, вызовем». Пока ждал повестки, на снайпера выучился: утром ходил в школу, по вечерам бегал в ДОСААФ. В газетах о снайперах всегда хорошие статьи писали, очень хотелось таким же героем быть».

В декабре 41-го получил Владимир приказ собрать вещевой мешок и ждать вызова. Ждал недолго. В январе отправили его во Владивосток в Тихоокеанское высшее военно-морское училище имени С.О. Макарова – ТОВВМУ. Чтобы понять, чем стало для него это училище, можно упомянуть о том, что в феврале Владимир Николаевич ездил в Москву к одногруппнику, который праздновал 90-летие. Еще пошутил на чествовании, что имеет полное право обращаться к юбиляру просто Левушка, как в училище того звали, тем более, что он на неделю его младше – мальчишка безусый…

Мы долго рассматриваем невероятной толщины фотоальбом, посвященный училищу. Вот они совсем юные мальчики, а вот встречаются на праздновании 20-летия выпуска, а вот уже и 25, и 30, и 35 лет. К 40-летию выпуска Владимир Николаевич стихи написал: «Здравствуй, родное ТОВВМУ! Прими наш сыновний привет. К тебе мы пришли доложить, Что выполнен твой завет. Ты завещало нам Море и флот любить. Ты завещало нам Верным присяге быть. Нет среди нас таких, Чтоб клятву нарушил свою. Кто-то из нас не дошел, Кто-то погиб в бою…»

«Мало нас из 280 выпускников осталось, чуть больше десятка, - с грустью говорит Владимир Николаевич. Вот и Жора недавно ушел… Мы с ним по электронной почте переписывались».

На видном месте в фотоальбоме цитата из «Устава морского» Петра I: «Офицеры и прочие, которые в Его Величестве Флоте служат, да любят друг друга верно, как Христианину надлежит».

 Минная война

Осваивали курсанты морское дело не щадя себя. Особенно памятна Комарову корабельная практика в Тихом океане. Про это у него тоже стихи сложены - и про вой первой бури, и про то, как мачты лопались, и паруса рвались, и как руки на вальках деревенели. «И долго вспоминали мы потом Ту первую борьбу: кровавые мозоли, поломанный бушприт, кипящую волну, И робы на спине все белые от соли…

«Свирепая шлюпочная практика закалила нашу волю и ум», - подытоживает Владимир Николаевич. После выпуска из училища в 1946 году, он участвовал в Японской войне в составе минно-артиллерийской боевой части. Охранял на подводной лодке Щ-125, прозванной щукой, вверенный морской участок.

Когда закончилась война с Японией, вступил в другую, продолжавшуюся и после разгрома фашистов и японцев. Её официальное название – Минная война на море СССР 1941-1957 гг. С 1946 по 1956 год занимался боевым тралением мин (освобождал море для плавания кораблей) на Балтике, на Черном и Баренцевом морях. Снимал минную блокаду с Ленинграда…

 Дольше всего он служил на Балтике. Направили его туда помощником командира корабля-тральщика, чистившего от мин Балтийское море. Командира он не застал, тот попал в госпиталь, и пришлось на себя  принимать командование тралом. «Балтика была усеяна минами, напоминала суп с клецками, - вспоминает Владимир Николаевич. – Шесть с половиной тысяч мин!» Приходилось трудиться по 24 часа в сутки. И ночь прихватывали, с огоньками на вешках шли. «Я научился, как лошадь, спать стоя…»

«Страшно, наверное, было, мины ведь коварны?» - спрашиваю у капитана.  Отвечает, что не думали об этом. «Есть мины плавучие, есть донные, есть такие, что на определенной глубине устанавливают, - поясняет мне Владимир Николаевич. – Хитрость у каждой своя. Контактные – у нее рожки в колпачках свинцовых торчат – от контакта взрывается. Сомнешь колпачки, разольется электролит, замыкается контакт – взрыв! А донные от воздействия  акустических, магнитных и электрических полей взрываются. Тротила в минах от 50 кг до 1 тонны». От услышанной информации мне становится не по себе. Владимир Николаевич продолжает: «Если мина якорная (то есть стоит на якоре на определенной глубине) мы её тралом (это трос такой, очень длинный) подсекаем. Она всплывает, и мы её из пушки расстреливаем. Или на шлюпке к ней подплываем, бикфордов шнур поджигаем и быстрее назад гребем, на дно лодки ложимся…»

Сильные духом

Выходит дело тральщики каждый раз на волосок от смерти находились. Какие же это мужественные люди, не перестаю я удивляться. В разговор вступает жена Елена: «Да, Владимир Николаевич - человек сильный духом». А тот смеётся и цитирует: «Не в кино – наяву смерть рогатую видел не раз!» Принимается рассказывать, как однажды мина все-таки взорвалась. Он как раз на корму спустился, трос помогал распутывать. Увидел, как вода вспенилась, успел подумать: «Мина!» Очнулся под водой. Посмотрел, руки, ноги целы. «Парень я крепкий был, гимнаст, боксер. Вынырнул. Рядом братцы-матросики – человек десять. Прямо из воды командовать взялся, чтобы шлюпку, круги бросали, матросиков ловили. Корма была разбита, все со штатных мест сорвано. А самое страшное – погиб старшина Витя Пихтенко». (Его фотография хранится в семейном альбоме Комаровых – юный совсем морячок). Корабль на буксире отвели в Таллинн. Вызвали Комарова к высокому начальству. Начальство похлопало по плечу, сказало «Молодец!» и отпустило.  И тут силы моряка оставили. Еле дошел до корабля. Упал на кровать и проспал сутки.  «Русалки мне помогли», - смеется Владимир Николаевич и читает свои стихи: «Пришлось и мне в те годы, братцы, От вражьей мины кувыркаться. Но Бог Нептун мне утонуть не дал. Русалок в помощь мне послал. Я было уж собрался на покой, Но дали мне они глоток воды морской, Вдохнули жизнь в меня и вскоре Подняли на поверхность моря…» Но это он сочинил много лет спустя, а тогда не до шуток было.

Куба, любовь моя

На прочность жизнь проверяла капитана не раз. В 1962 году он был назначен на службу старшим офицером 1 отдела на Новую Землю, на атомный полигон. Участвовал в атомных испытаниях.

И космосу капитан тоже послужил. В 1967 году призвали Комарова на Кубу для выполнения работы по оборудованию якорных стоянок для космического сопровождения.  О вкладе капитана можно судить по дарственной надписи на одном из томов четырехтомника О.М. Павленко «Океанские опоры космических мостов», изданного в 2011 году. Автор книги  написал: «Вы эру космоса открыть России помогли. Мостом космическим на Кубе опоры возвели. В. Комаров дал НИС «КВК» точную привязку, и он осуществил полет Зонд-5, как сказку».

Вот что удивительно, корабль, на котором Владимир Комаров служил на Кубе, назывался «Владимир Комаров» – в честь известного космонавта. Фото этого корабля среди семейных реликвий, наряду с капитанским кортиком и портретом капитана 1 ранга. Портрет нарисовал правнук Володя. Изобразил он деда молодым и подарил портрет на 90-летие.

Не только Кубу удалось повидать капитану, но и многие другие экзотические страны, когда он в 1984 году плавал на знаменитом барке «Седов» с курсантами, проходившими практику. 17 лет (с 1970 по 1987 гг.) Владимир Николаевич преподавал разные морские науки  в мореходном училище в Клайпеде.  28 поощрительных записей имеет в трудовой книжке. Курсанты его ценили и уважали. Говорят, когда на перемене Комаров шел по коридору, всякая беготня и озорство прекращались, курсанты вытягивались в постройке смирно.  Клайпеда стала родным городом для капитана и его семьи. Но пришлось её покинуть и перебраться в Дубну. Особенно остро переживала жена, печалится Владимир Николаевич. Её он очень любит и жалеет. Она же в нем души не чает и до сих пор смотрит на него с восхищением.

Семья

«Я в первые десять лет семейной жизни дома был в общей сложности месяц», - признается Владимир Николаевич. Две дочки у них родились – Марина и Оля. Жене Елене трудно приходилось, но ни слова упрека он не слышал. Как-то раз их корабль должен был в Кронштадте встать, Владимир Николаевич срочно написал жене, чтобы мчалась в Ленинград, сняла где-нибудь частную и ждала его. И мчалась, и снимала, и ждала…

Сейчас у них четверо внуков и шестеро правнуков. Летом ждут в гости внучку, которая в Австралии живет. Прадед и прабабушка с ней по скайпу через Интернет общаются…

Добавить комментарий

Комментарии не должны оскорблять автора текста и других комментаторов. Содержание комментария должно быть конкретным, написанным в вежливой форме и относящимся исключительно к комментируемому тексту.


Защитный код
Обновить