. Дубна: 16 oC
Дата 16.06.2024
rss telegram vk ok

Сейчас много разговоров об использовании цифровых инструментах вообще и для обучения школьников в частности. В одних случаях они полезны, в других – вредны. Даже Госдума РФ озаботилась законопроектом о запрете использования смартфонов как цифровых инструментов на уроках в школе.

Правда, непонятно, каким образом на уроке можно добиться этого запрета при полном отсутствии у учителя инструментов реакции на действия учеников. Так что об этом законопроекте в свете школьных реалий стоило бы поговорить отдельно.

А для начала я просто хочу сделать утверждение: использование цифровых инструментов в образовательном процессе эффективно лишь в случае, если школа в достаточной степени оснащена современной компьютерной инфраструктурой и если дети могут не только прочесть текст в бумажном учебнике и на экране компьютера, но и понять его содержание. Иначе цифровые инструменты либо малоэффективны в обучении, либо вместо пользы могут приносить вред. Это мое личное мнение как школьного учителя математики и технологий. Разовью свою мысль.

Цифровые инструменты стали новой технологией в образовательном процессе не так давно. Полтора десятка лет назад на них возлагались большие надежды как на основной способ упростить работу преподавателя, приблизить подачу учебного материала к уровню мышления и мировоззрения современных школьников и студентов, то есть сделать образовательный процесс более экономным и эффективным. И эти надежды имели под собой основания, ведь гаджеты стали для детей и подростков основным инструментом получения информации об окружающем мире и обществе. К огромному сожалению. Но это реальность, из которой приходится исходить.

В августе 2011 года премьер-министру РФ Владимиру Путину тогдашний глава Роснано Анатолий Чубайс представил гибкий электронный планшет, в котором содержались электронные учебники по всем предметам для школьников с 1-го по 6-й класс. По словам Анатолия Чубайса, этот планшет с 1 сентября 2011 года был передан в количестве одной тысячи штук для использования вместо обычного набора учебников нескольким школам пилотных регионов. Однако в десятках тысяч российских школ электронные планшеты с электронными учебниками так и не появились.

Острую потребность в цифровых инструментах в школах России ощутили во время пандемии коронавируса 2020 – 2021 годов. Именно тогда цифровые инструменты естественным образом вошли в образовательный процесс в виде палочки-выручалочки и не без ряда проблем закрепились в арсенале преподавателей.

Сегодня основными проблемами использования цифровых инструментов в образовании стали:

  1. низкий уровень оснащенности школ России (особенно в провинции) цифровой компьютерной инфраструктурой (современными компьютерами, сетями и оргтехникой), стабильным интернетом;
  2. отсутствие домашних компьютеров в семьях многих школьников;
  3. низкий организационный уровень работы техподдержки государственных информационных ресурсов, лишающий школьников доступа к цифровым образовательным платформам и курсам;
  4. нехватка отечественных образовательных цифровых платформ для замены иностранных цифровых инструментов, которые уже используются или использовались в образовательных целях и стали недоступными для российских пользователей из-за несправедливых экономических санкций, наложенных глобальными промышленными и информационными корпорациями на нашу страну.

Перечисленные четыре проблемы использования цифровых инструментов в образовании стоит рассмотреть подробнее, чтобы обозначить пути их решения.

Для начала имеет смысл упомянуть цифровые инструменты, имеющиеся в арсенале школьного учителя. Их можно разделить на следующие типы:

  • инструменты коммуникации: мессенджеры, платформы для совместной работы над документами;
  • инструменты обучения: САПР, робототехнические платформы Lego Spike, Mindstorms, Arduino, электронные библиотеки и образовательные платформы;
  • инструменты контроля знаний: тестовые платформы.

Инструменты коммуникации. Большинство школ России используют мессенджеры WhatsApp, Telegram и VK Мессенджер. Платформа Сферум только входит в практику общения учителей с учениками и их родителями. Количество мессенджеров явно избыточно, поэтому в выборе инструмента коммуникации люди исходят из сложившейся привычки и удобства использования инструмента для заданных целей. И чаще всего используют WhatsApp и Telegram, потому что они привязаны к телефону, а не к профилю в соцсети. По разным причинам не все пользуются соцсетями и не все хотят ими пользоваться хотя бы из соображений информационной безопасности.

Инструменты обучения. Системы автоматизированного проектирования (САПР) и перечисленные выше робототехнические платформы используются лишь в тех школах, где есть продвинутые учителя технологий и более-менее современные компьютеры, на которые САПР установить возможно. Таких школ в среднем по России, к несчастью, не так много. Упор системой образования сделан на звено СПО: колледжи и техникумы оснащены и оборудованием для обучения САПР, и преподавательскими кадрами существенно лучше школ.

Но даже если в школе ученики имеют возможность овладевать компьютерным моделированием и проектированием несколько раз в неделю (не более одного-двух), то далеко не все эти ученики имеют возможность работать в САПР дома: у многих нет подходящего для этого компьютера.

Важно отметить, что единственная доступная сейчас школьникам России САПР Компас 3D пока не имеет версии, которую можно установить на отечественную операционную систему Альт Линукс. Я отмечаю это потому, что единственная отечественная ОС, которую устанавливают на школьные компьютеры – это Альт Линукс. Разработчики САПР Компас 3D обещают дистрибутив для Альт Линукс только к 2025 году.

Что касается электронных библиотек, то они входят, например, в состав внедренной в Москве и Подмосковье платформы «Моя школа». Будь у каждого ученика на столе в классе компьютер, материалы такой библиотеки в полной мере можно было бы использовать во время урока. Но такой возможности, например, в школах подмосковной Дубны, как и в большинстве школ Подмосковья, нет. Поэтому электронные библиотеки можно использовать на уроках лишь частично, выводя их на большой экран в классе.

Образовательные платформы Фоксфорд, Stepik, AI-Academy или Сириус.Курсы предназначены для индивидуальной работы с учениками, использование их материалов на уроках предусмотрено лишь в специальных внеурочных проектах типа «Код будущего». К тому же большинство курсов Фоксфорд и Stepik – платные, что также осложняет их использование в основном образовательном процессе.

Инструменты контроля знаний. Единственной тестовой платформой, в равной мере и одновременно доступной и ученикам, и их учителям для контроля знаний своих учеников, пока является блок материалов с автопроверкой в библиотеке платформы «Моя школа». Однако размещенные там тесты довольно просты и немногочисленны. Для полноценной тренировки знаний учеников их явно недостаточно. И не всем ученикам эти тесты доступны дома из-за отсутствия компьютера, а также из-за отсутствия доступа к порталу «Моя школа» (sic!).

Именно по причине нехватки компьютеров в школах и дома у школьников главным средством использования цифровых инструментов в образовании стали смартфоны учеников. То есть ученики как бы вынуждены носить в школу смартфоны. Но каждый учитель знает, что используют ученики свои смартфоны в школе в меньшей степени как цифровой образовательный инструмент, но в гораздо большей степени как инструмент, отвлекающий их от образовательного процесса, и как инструмент, имитирующий образовательный процесс и его результаты.

Что я имею в виду.

Как учитель я утверждаю, что не существует ни одной образовательной цели, для которой нужен именно смартфон.

Как учитель я ежедневно наблюдаю, что и на переменах, и на уроках школьники применяют свои смартфоны исключительно для развлечений: бессодержательных отупляющих игр, просмотра и записи видеороликов низкого интеллектуального уровня.

А во время контрольных и экзаменационных работ ученики всех классов – буквально с пятого по одиннадцатый – со смартфонов прямо под носом у учителя списывают решенные кем-то когда-то и размещенные в интернете задачи любого учебника математики, любого задачника, изданного в СССР и в постсоветской России, задачи любого экзамена прошлых лет. Аббревиатуру ГДЗ (готовые домашние задания) сегодня знают даже первоклассники.

Говорят, что замечательный цифровой инструмент Telegram имеет закрытые каналы, где размещают решенные задания ВПР, ОГЭ и ЕГЭ прямо накануне экзамена. Говорят, что ссылки на эти каналы школьникам кто-то продает за деньги. Не знаю, насколько правдивы эти слухи, но довольно часто во время проверки контрольных или экзаменационных работ школьников оказывается, что несколько работ написаны словно под копирку – с одинаковыми ошибками, которые появляются, когда ученик списывает то, чего не понимает.

И никакие камеры ничего не замечают. И смартфоны школьники сдают перед экзаменом – один сдают, а другой смартфон спокойно лежит в кармане. Иногда и третий.

Знают ли обо всем об этом депутаты Госдумы РФ, рассматривая законопроект о смартфонах в школе? Знают ли, что учитель связан по рукам и ногам в своих действиях на уроке, а руки учеников и их родителей при этом полностью развязаны?

Если знают, то в законе о запрете смартфонов на уроках должны быть четко указан конкретный механизм изъятия смартфонов у учеников, механизм их хранения во время уроков, механизм контроля за исполнением запрета и конкретные наказания за нарушение запрета. Должны быть указаны конкретные лица, ответственные за исполнение этого закона, и этими лицами не должны быть учителя – у них и так хлопот полон рот и во время уроков, и на переменах. Если короче, то исполнение закона требует разработки и введения нового школьного распорядка.

Ну, и последнее: проблема №3 – работа техподдержки государственных цифровых ресурсов в доступе к цифровым образовательным платформам. Вот самый свежий пример – регистрация школьников в проекте «Код будущего» на Госуслугах при посредничестве Университета 2035. Множество школьников отказались участвовать в проекте, так и не дождавшись от указанных двух организаций ссылки на входное тестирование из-за чрезвычайно низкой скорости обработки поданных школьниками документов.

Вывод из всего сказанного оптимистичный: цифровые инструменты в образовательном процессе могли бы стать значительным подспорьем преподавателям и мотивировать учеников к получению знаний в новой форме, если бы во всех школах России была создана современная компьютерная инфраструктура для использования этих инструментов и если бы школьники подружились, наконец, с бумажными учебниками математики, физики, химии и биологии. Ведь именно бумажные учебники содержат незыблемые постулаты школьных знаний, которых никто не сможет переписать, что называется, в режиме онлайн. А школьники читать учебники и воспринимать изложенную в них информацию разучились – в большинстве своем они учатся только по роликам из Интернета.

Так что если в школе на разумной основе будут сочетаться цифровые инструменты с традиционными, то Россия, несомненно, решит в кратчайшие сроки проблему с нехваткой инженерных, научных и IT-кадров и создаст образцовую систему образования и подготовки молодых кадров. Просто школьные проблемы нужно постараться решить побыстрее.

Наталия Теряева

Добавить комментарий

Комментарии не должны оскорблять автора текста и других комментаторов. Содержание комментария должно быть конкретным, написанным в вежливой форме и относящимся исключительно к комментируемому тексту.


Защитный код
Обновить