. Дубна: 1 oC
Дата 30.11.2020
rss vk ok fb twitter

Мы беседуем с водителем ООО «РАТА-экспресс» Владимиром Парамоновым. Ему 58 лет, его водительский стаж составляет более половины жизни. Уже 28 лет Владимир Васильевич отвозит пассажиров по маршруту № 415 из Дубны в столицу и обратно.

 

– Сейчас автомобилисты поуважительнее стали. В 90-е вот года, бывало, не уступишь – подсекали, и на тормоза приходилось жать, а сейчас – нет. Практически у всех стоят видеорегистраторы – люди побаиваются. Всё фиксируется, и, конечно, на дорогах намного спокойней стало. Да и сами дороги стали лучше. В Советском Союзе дороги плохие были. Бывало, не доедешь до Темпов, Запрудни. Сейчас трассу расширили и асфальтируют хорошо, дороги намного, намного лучше стали! И в Дубне, и до Москвы.

Я смотрю на него и думаю, что человек очень спокойно и правильно подходит к своей работе (а это не все могут): к выполнению трудовых обязанностей относится ответственно, в своей области компетентен – не раз получал награды за безаварийную езду.

С людьми приветлив, во всем подмечает светлую сторону.

В свободное время, когда наступает отпуск, выкидывает из головы трудовые заботы и отправляется на рыбалку или просто навестить родную деревню Федоровку. Владимир Васильевич живет, говоря языком психологов, «потоково», не дробя свою жизнь на части, а везде являясь самим собой, относясь с одинаковым вниманием ко всем сферам жизни.

Режим работы

Речь у нас заходит о терминалах – новшестве, которое летом установили на автобусы рейса №415. Работать с техникой легко и удобно: человек по-прежнему платит деньги водителю, но получает на руки чек из терминала с указанием посадочного места. Удобно это еще и тем, что в Москве человек может купить билет, допустим, за час до отправления и пойти по своим делам, не боясь, что его место кто-то займет.

Услуга заказа билетов по Интернету тоже нашла своего клиента, подтверждает Парамонов, но всё же большинству пассажиров по-прежнему удобнее платить на входе. Размена перед рейсом у водителя 600 – 700 рублей, в основном десятирублевыми монетами – поскольку билет стоит 290.

Я пытаюсь узнать, как он общается с пассажирами. Пожимает плечами:

– В основном очень хорошие люди ездят. Конфликтов практически никогда не бывает, только иногда просят дать другое место.

Спрашиваю: возит ли инвалидов? Конечно, хотя вот колясочников в автобусе никогда не бывало.

Гляжу на оставленные в салоне книжки в мягкой обложке. Их пассажиры явно «забыли» специально. А забывают ли более дорогие вещи?

– Нечасто, но бывает. Мы всё передаем в диспетчерскую: перчатки, зонты, телефоны, кошельки.

Мне становится интересно, сколько всего машин работает на линии. Владимир Васильевич поясняет:

– Четыре автобуса ходят по два рейса. Остальные – по одному. Было одиннадцать рейсов, сейчас два закрыли. Так что считайте.

На его машине трудятся по очереди три водителя, по скользящему графику четыре через два дня. Рабочий день, в зависимости от пробок, длится у них и по 8, и по 10 часов...

За рабочий день водитель совершает один рейс в Москву и обратно.

А еще нужно и на смену заранее прийти, отметиться у врача, и после смены прибраться.

– Сегодня в восемь вечера только в гараж, может, заеду. Пока деньги посчитаешь, помоешь салон и автобус снаружи, заправишь, если надо, – и только в десятом часу домой попадешь.

В бак помещается 400 литров топлива, 90 из них затрачивается летом на поездку в обе стороны. Зимой расход чуть больше – часть бензина идет на обогрев салона.

Владимир Васильевич добавляет, что старшему водителю рейса № 415 Евгению Тютину недавно праздновали юбилей – 60 лет, остальному коллективу по 30-35, а кому и за 50. Особенно юных среди шоферов нет: чтобы перейти на междугородние маршруты, нужно иметь опыт вождения городского автобуса не менее трех лет.

С «икаруса» на «хёндай»

Передних стекол в автобусе у Владимира Васильевича два. Правое потрескалось по низу, левое – водительское – недавно заменили. Такой след зимой оставляют «камушки», слепленные из снега и реагентов, которыми посыпают дороги.

– Когда попадают в борт автобуса – только треск идет!

Вплоть до 2000-х годов дубненцы отправлялись в Москву на произведениях венгерского автопрома. Потом «РАТА-экспресс» закупила «хендаи», что сделало переезд намного комфортнее, и не только для пассажиров.

– Старые и нынешние автобусы не сравнишь, конечно. «Хендай» - машина очень хорошая, прочная А легкая какая она! Рулевое управление очень легкое, обзорность хорошая. Никуда не надо тянуться, всё под руками, и свет, и опрыскиватель – всё продумано! Сказка. Печку включишь – тепло. Кондиционеры по всему салону, «реснички» (верхний обдув над каждым сиденьем) откроешь – дует, замечательно! Движки хорошие – 372 «лошадки». А у «икарусов» было 226 «лошадей».

Задумывается.

– Мы здесь, в Подмосковье, побогаче живем. Вот в Воронеже, говорят, «икарусы» старые-старые по городу ходят, чадят, по 20 лет им уже…

– А в Архангельске народ в «пазиках» болтается, – вставляю я.

 – «Пазики» – они только доярочек возить в деревню, по полям. Не городская машина. Вот наши «богданы хендаи», в отличие от «пазиков», стоят не на рессорах, а на пневмобаллонах – мягкие автобусы!

Воспоминания

Владимир Васильевич вспоминает трудовой путь. Обучившись в дубненском СПТУ-95 на  крановщика, он некоторое время работал в колхозе, а в 1976 году пришел в АТП, где поначалу работал на городских маршрутах, а потом был закреплен и на междугороднем маршруте Дубна – Москва.

За многие годы менялась инфраструктура шоссе, манера езды у водителей «легковушек», но в целом работа водителя достаточно монотонная.

Кое-что необычное довелось увидеть лишь однажды. 19 августа в 1991-м Владимир Васильевич совершал обычный рейс в столицу.

– В Москве на Савеловском вокзале тишина такая, спокойствие. Вроде всё как обычно, только вижу – БТР идет по Савеловской эстакаде. А у меня тогда радиоприемник не работал в салоне. Так что о путче я узнал, только когда вернулся в Дубну.

Кстати, подмечает он вскользь, несмотря на смену режимов, времена перемен и кризисы, зарплату всегда получали вовремя.

В 96-м году автотранспортному предприятию пришлось продать часть транспорта, и в Москву целых три года ходил только один рейс.

– В эти годы я работал на городском маршруте, на длинном «икарусе» – мы пригнали из Венгрии.

– Вам было не очень уютно на коротком маршруте после межгорода? – спрашиваю.

– Нет, тоже очень хорошо было!

Смеемся.

– Нам везде хорошо! – заключает он.

В 99-м году, когда образовалась «РАТА-экспресс», регулярные рейсы на Москву возобновились.

«Полет аиста над капустным полем»

В 2004 году Владимир Васильевич снялся в эпизодической роли водителя экскурсионного автобуса в фильме «Полет аиста». Так что примерно в середине ленты несколько раз наряду с актерами Львом Дуровым и Александром Панкратовым-Черным можно увидеть и дубненского водителя Владимира Парамонова.

– Нечасто, но его показывают по телевизору. Я раза два или три смотрел. Хороший фильм, житейский. Его в основном снимали в деревнях Святьё и Богунино, а я снимался в Кимрах, не доезжая моста, слева, у церкви. Киношники заказали в «РАТА-экспресс» автобус, и я утром поехал туда. Сначала они записывали звуки: например, как щелкает дверь автобуса. Потом мы въехали в Кимры, доехали до ГАИ, и вот я до десяти часов вечера взад-вперед, взад-вперед, взад-вперед…

Если в реальной жизни Парамонов имеет звание водителя образцового обслуживания пассажиров, то в кино ему пришлось переступить через себя. Улыбается:

– Я тихонечко-тихонечко так ехал, а актриса-«экскурсовод» говорит: «Тормозни». Потом падает на меня и говорит: «Как дрова везете!».

Дмитровку надо улучшать

Владимир Васильевич – человек на редкость тактичный, позитивный и нетщеславный – личные вопросы его смущают, зато он заметно оживляется, когда можно порассуждать о вещах, значимых для всех. В частности, о том, как с годами делалось безопаснее Дмитровское шоссе и какие улучшения можно было бы внести в будущем.

– Сейчас камер стало много и на дороге, недавно еще две новые установили. Раньше мы ездили, как по кладбищу! От Карманово и до Москвы налево посмотришь – венок, направо – крест стоит. Посмотрите перед Деденёво – там вообще проехать страшно, одни венки висят. А сейчас стало лучше: меньше случается аварий. Может, играет роль, что по телевидению, радио предупреждают: «Будьте осторожны!». Всё вообще лучше стало, чем было.

Пробки? Пробки были и в советские годы. Я пришел на междугородные перевозки в 76-м году, как раз тогда люди стали покупать дачи, машины  – и понеслись! Ремонтов дороги, опять же, в то время много делали: то Хлебнинский мост, то Татищевский мост... Сейчас тоже много денег выделяют на ремонт дорог, много делают эстакад.

Что еще надо делать на Дмитровском шоссе? Надземные переходы вместо светофоров. И на переездах тоже лучше бы всё убрать.

Вот в Мельдино два переезда надо переезжать, два опасных участка. Когда электричка идет, перед ней и после нее мы стоим и ждем, ждем… И я всё думаю, почему в Мельдино не сделали дорогу прямо? Почему так вот сделали? Один переезд, потом – в обратную сторону – второй. А можно было бы построить этот участок шоссе параллельно железной дороге.

Со временем надо расширять шоссе, делать ярче освещение от Дубны до Яхромы. Стояночки нужны по пути – остановиться практически негде, а на обочине стоять запрещено. Сейчас есть только одна стоянка под Москвой, но там все грузовые стоят. А от Дубны до Дмитрова нету ни одной.

На работе хорошо, а дома лучше

После рейса Владимир Васильевич всегда рад вернуться домой, в левобережье Дубны.

– Ученые доказали, что в столичном воздухе меньше кислорода. Вы замечаете?

– К Москве подъезжаешь – уже чувствуется, что воздуха не хватает. Уже до Москвы дышать нечем, а в Москве тем более. Как там люди бедные живут – я не знаю. Поэтому, конечно, приятно каждый раз возвращаться в Дубну. Город у нас чистый, хороший, красивый!

Добавить комментарий

Комментарии не должны оскорблять автора текста и других комментаторов. Содержание комментария должно быть конкретным, написанным в вежливой форме и относящимся исключительно к комментируемому тексту.


Защитный код
Обновить