. Дубна: 5 oC
Дата 20.04.2024
rss telegram vk ok

В субботу 12 ноября в Университетской гимназии МГУ имени М.В.Ломоносова завершился Всероссийский форум «Образовательная перспектива». Там обсуждались проблемы проектной и исследовательской деятельности школьников. В дискуссии об этом приняла участие Наталия Теряева из Дубны.

Детальное обсуждение проблем проходило на XII конференции «Исследовательская деятельность учащихся в современном образовательном пространстве», которая была частью форума.

Наталия Теряева изложила свое мнение в докладе «Исследовательская деятельность школьников в провинции: реальность».

Вот текст доклада:

«Естественное любопытство детей, казалось бы, должно пробуждать желание заняться предметной исследовательской деятельностью у любого школьника, но в большинстве случаев этого не происходит. Реально настоящий интерес к углубленному изучению явлений результативно проявляют не более одного процента учеников даже сильных школ. Чего не хватает, что мешает? Разберемся.

Сразу оговорюсь: свои выводы я делаю на основе опыта преподавания математики школьникам 5 – 11 классов в обычной средней школе и в специализированных математических классах в подмосковной Дубне в 1990-е годы и сегодня. А также на основе проектной деятельности последних пяти лет в технологическом кружке Школа юного инженера «Вектор NICA», где я веду робототехнику на базе конструкторов Lego Spike и Arduino и компьютерное 3D-моделирование на основе профессиональных CAD-систем Autodesk Inventor и Компас-3D. 

Итак, тезис первый: естественное любопытство не переходит в исследовательскую деятельность, если встречает границы.

Рассмотрим, в какие границы упирается любопытство школьников.

Граница первая: недостаток знаний и опыта для попытки самостоятельно разобраться в сути явления.

Один из примеров. В заданиях весенней ВПР для 4 класса в 2022 году была такая логическая задача: «У Тани есть конфеты: 6 апельсиновых, 7 клубничных, 8 лимонных и 9 вишнёвых. Таня хочет разложить все конфеты в несколько пакетиков так, чтобы ни в одном пакетике не было двух одинаковых конфет и чтобы во всех пакетиках конфет было одинаковое количество. 1) Какое самое маленькое количество пакетиков сможет собрать Таня? 2) Таня разложила все конфеты в десять пакетиков, причём конфет во всех пакетиках одинаковое количество и ни в одном пакетике нет двух одинаковых конфет. Сколько у неё получилось пакетиков, в которых есть и клубничная, и лимонная, и вишнёвая конфета?»

В пятом классе общеобразовательной средней школы в Дубне Московской области я дала эту задачу в самом начале учебного года – 8 сентября. Несмотря на прямую подсказку во втором вопросе ответа на первый вопрос, эту задачу не решил никто из 27 учеников пятого класса со средней успеваемостью по математике 4,43 балла. Никто из них не осмелился даже попытаться ее решить, хотя задача имеет вполне очевидное практическое измерение. Пятиклассники просто не знали, как к задаче подступиться – у них не было знаний о способе логических рассуждений, необходимых для решения задачи, и не было опыта таких рассуждений.

После этой неудачи мы тщательно разобрали на уроке решение описанной логической задачи.

28 сентября эти же ученики написали осеннюю ВПР по математике за 4 класс. В трех вариантах ВПР были логические задачи, подобные той, что мы разобрали ранее. Около восьмидесяти процентов не побоялись взяться за решение такой логической задачи своего варианта. Около трети учащихся решили ее правильно.

Этот пример показывает, что самостоятельно ученики средней школьной ступени не могут идентифицировать и убрать препятствие, которое мешает им двигаться вперед. То есть границу своих знаний они ощущают, но способа преодолеть ее не видят.

Начальная школа не формирует у детей навыка поиска новой информации, как не формирует и представлений о массиве источников такой информации. Школьники приучаются действовать по шаблону.

Что подтверждает еще один пример.

Ученица пятого класса в начале октября получила задание подготовить доклад о старинных русских мерах длины. Ее опыт подготовки докладов базировался на фактическом умении составлять презентации, полученном в начальной школе. На выполнение задания отводилось 10 дней, из них 7 дней были каникулами, то есть полностью свободными от школьных занятий.

Подготовленный за 10 дней в виде презентации формата .ppt доклад ученицы состоял из четырех слайдов. На каждом слайде было ровно одно короткое предложение, описывающее одну из четырех представленных мер длины: вершок, сажень, ладонь, локоть. Ученица зачитала со слайдов предложения и на этом свой доклад завершила.

Это была отлично успевающая ученица с неплохо развитым логическим мышлением, способная к самостоятельным умозаключениям. Однако при подготовке доклада у нее почему-то не возникло вопроса, является ли исчерпывающим представленный ею перечень мер длины. Она не задумалась, каких необходимых в бытовой жизни мер длины в ее перечне явно недостает. Она не заинтересовалась вопросом, почему эти меры именно таковы и что (кто) лежит в основе старинной русской системы мер длины.

Ученица даже не заметила границы, в которую уперлась ее любознательность – содержание доклада ее полностью удовлетворяло, пока ей не были заданы перечисленные в предыдущем абзаце вопросы. Эти вопросы вызвали у девочки замешательство и возмущение: она сочла вопросы по существу недооценкой ее доклада и ее умения составлять презентацию.

Границе, которая остановила любознательность девочки, дадим номер «два» и назовем ее «удовлетворенность собой». Эту границу у детей активно формирует образовательная концепция обучения детей компетенциям, а не знаниям. В основе этой концепции лежит фактическое приобретение школьником набора ремесленных умений и фактов, а не развитие мышления ребенка. Этот набор компетенций и фактов можно сравнить с набором статусных вещей, приобретая который потребитель чувствует себя полностью удовлетворенным.

Тезис второй: гаджеты лишают детей любопытства, создавая привычку к комфорту при потреблении примитивного контента.

Все знают, что думать трудно. Умственная деятельность забирает подчас больше энергии, чем физическая. Исследовательская умственная деятельность сложна еще и тем, что требует нестандартного подхода: ее результат (особенно в технологической области) зависит от точности постановки задачи. Постановка задачи – первый шаг к ее решению. И этот шаг способны сделать менее одного процента сегодняшних школьников потому, что они не привыкли делать над собой усилия. Причиной этому, на мой взгляд, стала, с одной стороны распространенная образовательная практика обучать путем несложной игры, а с другой – практически непрерывные игры школьников на мобильных устройствах.

Даже сегодня, когда Минпросвещения РФ запретило использование смартфонов во время уроков, лишь прозвенит звонок с урока, ученики немедленно пускаются в видеоигры и просмотр видероликов до звонка на следующий урок. Оторвать от смартфонов их очень трудно.

Ученики всех возрастов играют в примитивные игры, требующие минимальных умственных усилий. Зато эти игры ощущаются школьниками как комфортное времяпрепровождение и как приятный способ самоутверждения – они всегда выигрывают. Этот способ получать удовольствие от виртуальной победы превращается у детей в зависимость и одновременно создает у них ложное восприятие реальной действительности и своего места в ней.

Существуют математические компьютерные игры для мобильных устройств, как например, «Пифагория», «X-section», содержание которых интересно и помогает усвоить школьную программу по геометрии. Но детей подобные содержательные игры совершенно не интересуют. Потому что эти игры требуют большего умственного напряжения, чем любимые школьниками яркие «бродилки» и «стрелялки». Игры, требующие умственного труда, не вызывают у школьников приятной зависимости от непрерывных побед, потому что победу в них добыть совсем непросто.

Стоит признать, что игровой способ обучения школьников с помощью компьютерных игр сильно переоценен и не оправдал возлагавшихся на него тридцать лет назад надежд. Потому что с технологической точки зрения информационные технологии позволяют давать и проверять знания только в виде теста, выполняемого за ограниченное время. Нацеленные на упрощение и стандартизацию образовательного процесса с экономической (коммерческой) точки зрения, эти технологии на самом деле урезают физиологические возможности развития и работы мозга детей. Они просто не дают мышлению развиваться свободно и разносторонне, загоняя его в одну, общую для всех колею. По сути они вызывают у детей когнитивное искажение.

Сказанное выше не означает, что нужно отказаться от компьютерных игровых форм обучения. Просто компьютерные игры не должны превалировать в процессе обучения – во всем нужна мера.

Мера нужна и в проведении олимпиад в онлайн-формате. Этот формат создает у организаторов олимпиад ложное представление о действительных способностях и умениях рядовых школьников. Те из ребят, кто умеют размышлять, возможно, делают это не так быстро, как того требует временной регламент онлайн-олимпиады, могут ошибиться в вычислениях, а способность детей размышлять жюри олимпиады никак проверить не может, поскольку сверяется лишь ответ задания.

Ну и, конечно, онлайн-формат массовых соревнований создает неравные условия для участников: вероятно, не все из них представляют результаты самостоятельных решений, а используют чужую поддержку (есть случаи, когда очень плохо подготовленные по математике ученики внезапно получают высокий балл за решение школьного этапа за домашним компьютером). Поэтому на уровне школьного этапа олимпиады есть смысл вернуться к очной организации соревнований в стенах школы. Подозревать школьных учителей в том, что они будут помогать своим ученикам победить на очном школьном этапе, нелепо – учителю лучше всех известны истинные возможности ребенка в данный момент, и учитель, зная, как проявит себя ученик на следующем очном этапе, дорожит своей репутацией.

Тезис третий: постоянный дефицит времени у школьников не дает им возможности сосредоточиться на самостоятельных размышлениях на заданную тему.

Как правило, родители школьников прямо с начала сентября определяют детей сразу в несколько кружков дополнительного образования – спорт, танцы, музыка, хоровое пение, рукоделие. Школьные учителя, со своей стороны, тоже стараются записать детей в свои кружки по сертификатам допобразования и на внеурочные занятия, чтобы повысить свою чрезвычайно низкую зарплату за основную учебную нагрузку. Многие из детей еще успевают ходить и на занятия к репетиторам.

Поэтому на занятиях школьного математического кружка или факультатива по физике дети часто не могут додумать решение задачи, поскольку торопятся бежать на другой кружок. Чаще всего это оказывается сложная задача, решению которой предшествовала разминка на примерах, включающих в себя элементы решения этой сложной задачи.  В кульминационный момент решения сложной задачи, когда нужно проделать определенные самостоятельные размышления, ученик заявляет, что ему надо бежать на футбол, вязание, игру на флейте или к репетитору, и уходит. Мало того, что уходящий ученик так и не решит сложную задачу до конца, уход одного ученика с занятия таким способом сбивает ритм решения у всей группы.

К сожалению, в этом случае речь идет не об учениках, которых загоняют на математический кружок условной палкой. Нет. Это способные к математике и физике дети, которых просто перегрузили послеобеденной занятостью.

Тезис четвертый: сформированная современной информационной средой привычка к копипасту с раннего возраста создает у детей неправильные представления о сути  исследовательской работы.

Внедренная еще в начальной школе форма представления исследовательского доклада в виде презентации создает у детей мнение, что подготовка доклада сводится к поиску ограниченной порции информации на заданную тему и копирования ее на слайд презентации. При этом, копируя найденную информацию на слайд, дети ограничиваются одним или парой предложений и, как правило, до публичного представления своей презентации даже не прочитывают вслух текст на слайдах. В результате, от содержания доклада в их сознании не остается ничего, потому что никакого анализа найденной информации эта привычка готовить «исследовательский» доклад не подразумевает.

Тезис пятый: затянувшийся период детской лексики затрудняет понимание формулировок текстовых задач, понятий, определений и теорем.

Сравнивая сегодняшних пятиклассников с их ровесниками 1990-х годов, можно сказать, что нынешние дети, несмотря на отличное владение гаджетами, имеют существенно меньше знаний о взрослой жизни и меньше реального жизненного опыта, чем их сверстники 30 лет назад.  Возможно, поэтому, сегодняшние школьники в большинстве своем менее понятливы в восприятии фактической информации и при построении логических конструкций. Зато они быстро схватывают шаблоны и обучаются их применять.

Поскольку доступные школьникам 12 – 14 лет шаблоны используют по большей части простую лексику, а художественной литературы для своего возраста они читают мало, то им часто непонятны слова и выражения, которыми сформулированы текстовые задачи, если эти задачи не встречались им ранее в виде шаблонов и не разбирались. Ровно такие же проблемы встречаются у школьников при восприятии определений математических и физических величин, законов и теорем.

Куда девались кулибины и джобсы

Все пять перечисленных тезисов объясняют и низкий процент школьников, способных к изобретательской и технической деятельности, которую должно двигать естественное любопытство, исследовательский интерес и опора на жизненный опыт.

Школьники в возрасте 10 – 14 лет неплохо справляются с разработкой простых компьютерных игр на платформе Scratch из блоков команд и с программированием роботов из конструктора Lego на той же платформе. Но единицы из них способны заинтересоваться робототехникой на платформе Arduino, которая требует владения настоящим языком программирования (С++) и знания основ механики и электротехники. Они не привыкли пользоваться собственной памятью.

Так же невелик процент школьников, которые способны результативно заниматься авиа- и ракетным моделированием. Изучение необходимой для этого теории отталкивает ребят из-за того, что их знаний математики и физики недостаточно для быстрого понимания нового материала, а умственных усилий для овладения всем, что выходит за рамки школьной программы, они делать не привыкли. 

В технологических кружках результативно занимаются только школьники 4 – 8 классов. Ученики старших классов все свое время после уроков практически поголовно тратят на посещение репетиторов. При современной организации школьного образования техническим творчеством могут себе позволить заниматься в этом возрасте лишь самородки.

Выводы

Чтобы помочь школьникам проявить естественное любопытство, получить необходимый для исследовательской деятельности жизненный опыт и снять границы, тормозящие их исследовательский интерес, необходимо провести перенастройку системы школьного образования, выполнив следующие шаги.

  • Повысить в регионах России оклад учителя за основную учебную нагрузку 18 часов в неделю с нынешних 21 000 – 23 000 рублей для первой и высшей категории соответственно до 60 000 – 70 000 рублей. (Отмечу, что доходы директоров школ и руководителей муниципальных управлений образования в Подмосковье сейчас в 5 – 8 раз превышают ставку учителя первой и высшей категории).
  • Упорядочить в каждом муниципалитете внеурочную нагрузку учителей и систему дополнительного образования путем расчета реально необходимого количества кружков, исходя из численности школьников.
  • Запретить использование гаджетов в школе как на уроках, так и во время перемен, организовав в каждой школе места для хранения гаджетов на время основного учебного времени.
  • Организовать уроки труда, начиная с первого класса, подразумевая не только женское рукоделие, но и обучение работе с необходимыми в каждом домохозяйстве инструментами: молотком, отверткой, плоскогубцами, пилой (лобзиком), паяльником, напильником. Оборудовать в школах мастерские с учебными станками для обработки дерева и металла.
  • Создать школьные лаборатории с современным оборудованием для опытов по физике, химии и биологии».

Добавить комментарий

Комментарии не должны оскорблять автора текста и других комментаторов. Содержание комментария должно быть конкретным, написанным в вежливой форме и относящимся исключительно к комментируемому тексту.


Защитный код
Обновить